матрёшка 1

***

Проклятый Гудвин снова что-то затевает.
Его фантазии преследуют меня.
За мной охотятся, следят и угрожают.
Народ вокруг не видит то, что вижу я... (Король и Шут)

Моя история - это память, подкреплённая документами. Это не реакция на "правдивую историю Ripdev" Славы Карпенко, известного сказочника и вдохновенного фантазёра. Реагировать на его клевету и ложь я предпочитаю не в Интернете, а в судебных и следственных органах, как российских, так и швейцарских, пользы побольше будет. Здесь же просто зафиксирую кое-какие факты, которые уже теперь подлежат разглашению. Но многое ещё ждёт под грифом "секретно". Так уж я по мере возможностей, буду публиковать то, что уже можно.


18 января 2008 года мой отец, Александр Козырев, и я, Юлия Султанова, за столом у нотариуса в Базеле поставили от своего имени, а также от имени Карпенко и Мурзина свои подписи на учредительном акте, ознаменовавшим рождение нового швейцарского юр. лица под названием "КМК Research".

Почти две недели, предшествовавшие этому неспешному солнечному дню, иначе как бегом с препятствиями и не назовёшь. Словно Господь отваживал нас от этой с виду прекрасной затеи: в первый же час по прилёте, 5 января 2008 года в поезде на отрезке от аэропорта до центра Женевы, из куртки моего отца ловкий щипач утащил бумажник, о чём мы узнали, только получив смс с информацией о совершенной в Женеве покупке. На силу дозвонились в банк, карту заблокировали, а свой визит в Лозанну начали с похода в полицейский участок, что на улице Petit-Chêne прямо напротив вокзала.

Заявление в полицию Лозанны, 05.01.2008 Заявление в полицию Лозанны, 05.01.2008

Заявление в полицию Лозанны о краже в поезде, 05.01.2008


И не то беда, что суточные украли, а то, что в бумажнике том, кроме какой-никакой наличности, были и все кредитные карты, и водительские права и... чек на 25'000 североамериканских долларов, выписанный Карпенко со своего счёта в американском банке Wells Fargo, на который поступала выручка от продаж первого продукта группы разработчиков "Ripdev" под названием "Русский проект".

Несколько месяцев с момента, когда мой отец уговаривал Карпенко заняться разработкой руссификации под iPhone (в августе 2007), несколько месяцев работы Карпенко и Мурзина над реализацией этой идеи, месяц с начала продаж готового продукта под названием "Русский проект" - вот, что олицетворял собой украденный чек, а также и уставный капитал (CHF 20'000) для новопридуманной компании. Чек Карпенко после кражи сразу же аннулировал, а мы остались гадать, как же теперь, за эту поездку исхитриться и всё же выполнить нашу миссию по регистрации компании, учитывая, что наличных при себе больше не было.

Карпенко и Мурзин беспомощно ожидали в Питере того, как разрулится эта ситуация в Лозанне. Карпенко, правда, тут же второй чек выписал, но вот только обналичить его удалось только в середине февраля, сильно после того, как "КМК" уже была зарегистрирована. Так что, увы, эта партнёрская инициатива в данном случае оказалась бесполезной. А уж от Мурзина-то, в принципе, помощи ждать не приходилось. Так что в итоге ситуацию разрулили без них, немалыми усилиями моего отца, добившегося того, чтобы по такому случаю деньги пришли напрямую по Western Union  в Швейцарию от самих "MasterCard" и "Visa" в обход российского банка, где, собственно, у него был счёт.

Банковская выписка Банковская выписка

Выписки с банковских счетов А. Козырева. На выписке справа: покупка Lausanne City Disc - первое и последнее приобретение горе-карманника. Операции Emergency Cash - "срочные наличные".


Поездку спасти удалось и мой отец выплатил уставный капитал "KMK Research" полностью из своих личных средств, не имеющих никакого отношения ни к "Ripdev", ни к "KMK", ни к айфонам.


Квитанция о получении наличных Банковская выписка по внесённому депозиту
Квитанция и выписка из банка CIC (Лозанна) по депозиту, полученному от Козырева, для уставного капитала KMK Research, 15.01.2008


В новой компании Карпенко и Мурзин получили по жирной доле в 33%. В учредительном акте значится, что они полностью выплатили свои доли - по 6'600 швейцарских франков на нос. Вот только доли эти они в действительности не выплачивали никогда. Фактически, они их получили авансом, на доверии, от моего отца, от моей семьи.

Отчего же такая щедрость? Почему же не по 5, 10, на худой конец 15 процентов каждому отпустил мой отец? Ведь и для кантующегося на постном окладе Мурзина, прозябающего на Дыбенко в квартирёнке со своей роднёй, и для Карпенко, перебивающегося грошовой выручкой за свои программульки под Mac и порой не имеющего денег даже на оплату своего телефона, - любое, пусть и очень скромное участие в швейцарском ООО было бы уже, как те шесть тысяч рублей для полного счастья Шуры Балаганова.

Ответ прост. Мой отец их переоценил. Он видел их более талантливыми, более амбициозными, более успешными, более энергичными, чем они были на самом деле. По этой планке он и определил им куш, для мотивации и большей личной заинтересованности в бизнесе.

И вот через тяжкие тернии мы, наконец, оказались у нотариуса в Базеле. 18 января 2008 года мой отец и я поставили свои подписи под учредительным актом, положившим начало компании "KMK Research".

18 января 2011 года в другом кабинете, в Лозанне Карпенко и Мурзин, воспользовавшись правом большинства (66% на двоих), лишили меня и моего отца права управлять компанией, которую мой отец и придумал, которая была построена на его идеях, и в которой они стали мажоритарными учредителями, не заплатив за это ни копейки собственных денег.

Между этими двумя датами ровно три окаянных года, в течение которых произошло многое, и многое еще происходит по сей день, о чём я по мере возможности, ещё поведаю.

Слава Карпенко, не имея ни одного законного и убедительного доказательства в свою защиту, не имея ни одного законного, убедительного и логичного аргумента в свою пользу, решил примерить на себя терновый венок жертвы правоохранительного произвола нашей негуманной родины. Отчего же нет? Разве не такова излюбленная практика многих нынешних "политкаторжан" (или уж, скорее, "экономкаторжан")? Российский суд и российские органы милы таким героям лишь, когда пляшут под их дудку, а нет - то все вокруг "обортни" и коррупционеры.

Но к чему этот кипеж? Ну предъявили Карпенко обвинение, но находится он под следствием, неприятно, знаю, сама под следствием его стараниями. Почему такая словоохотливость и внимание к деталям лишь на страницах своего блога, украшенного небезызвестным логотипом в виде матрёшки, созданным дизайнером Вадимом Обласовым по заказу и на деньги моего отца? Почему же, поливая нас грязью, он всякий раз забывает обелить себя? А ведь от смещения акцентов суть не изменится, уж лучше работать над матчастью в залах суда и кабинетах у следователей, чем изливать житие свое в Интернете, глядишь и польза будет.

Вот только интересно, когда наконец и в Швейцарии следствие войдёт в стадию активной работы по уголовному делу против него и Мурзина, вдруг что не так пойдёт, вдруг и тут следствие "опростоволосится" и признает их вполне обоснованно обвиняемыми, окажется, что и тут Козырев всех коррумпировал? Пора уже Славе готовить новую версию, думаю, международный сионистский заговор против двух бедных программистов как раз прокатит.

А вообще, не просто ж так адвокаты у Карпенко те же, что и у Ходорковского. Глядишь, скоро Общественная палата в колокола забьёт, да и в Европейский суд по правам человека пора бы уже обращаться, там рассмотрения дела долго ждать придётся.

Вопрос
(Anonymous)
Почему вы пишете, что соучредители КМК никак не выплатили их долю при основании КМК? Ведь абзацем ранее вы пишете о втором чеке, который пришёл от Карпенко и был обналичен